Индивидуальный предприниматель Герштейн Григорий Исаакович ИНН 482600077385

398001, г. Липецк, ул. Советская, д. 34, каб. 7, правый подъезд, третий этаж

+7 (906) 592 39 11

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТРЕТЕЙСКИЙ СУД ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ ПРИ АНО ПО ОКАЗАНИЮ ПРАВОВОЙ ПОМОЩИ ГРАЖДАНАМ И ОРГАНИЗАЦИЯМ

Услуги арбитража, в соответствие с п.17 ст. 2 Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» № 382-ФЗ от 29.12.2015 года.

ТИПИЧНЫЕ ОШИБКИ НЕ ТРЕТЕЙСКОГО СУДА

ТИПИЧНЫЕ ОШИБКИ НЕ ТРЕТЕЙСКОГО СУДА

В большинстве случаев, когда судебный акт принимается в пользу истца, заявителя, никто не обращает внимание на ошибки, допускаемые в нём. Эйфория от получения так долгожданного акта суда перевешивает все, даже видимые изъяны решения суда или определения. Однако, некоторые из них, которые кажутся совсем незначительными, могут потом привести к тяжёлым последствиям в будущем и в других производствах, которые никак не связаны с конкретным, где победа уже достигнута. Это происходит от непонимания принципов, как бы это удивительно не звучало, процессуального законодательства РФ.

Нам придётся разобраться с некоторыми вопросами, которые имеют существенное значение для третейского судопроизводства, хотя эти нормы не касаются третейского разбирательства вообще.

Очень часто всем нам приходится видеть Определение суда, где суд пишет, что руководствуется ст. ст. 224, 225 и 427 или 426 ГПК РФ. Далее следует вывод суда о том, что суд выдает исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда.

Казалось бы, где тут изъян?

А он есть, он грубый и он показывает, что суд не понимает саму суть тех норм, которые он применяет.

Давайте теперь, уважаемый читатель обратимся к первоисточнику, чтобы исходя из закона, понять, есть ли проблема, в чём она заключается и какие последствия порождает.

Процессуальный закон делит производства на исковое и заявительное.

С исками всё понятно. С заявлениями тоже вроде всё понятно.

Производство в порядке глав 46 и 47 ГПК РФ и аналогичных норм АПК РФ являются теми производствами, в которых существом вопроса является выдача исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда или его отмена.

Это конкретное узкое производство, имеющее определённую цель, указанную мной выше.

Во всех случаях процессуальный закон предусматривает конкретные нормы права, которые регламентируют то, каким должно быть Определение о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда и Определение о его отмене (ст.ст. 422, 427 ГПК РФ и ст.ст.234, 240 АПК РФ).

Часть 1 ст. 420 и ч. 1 ст. 425 ГПК РФ прямо указывает нам на то, что производство по делу судом ведётся по правилам рассмотрения дела судом первой инстанции. Аналогичные нормы содержаться и в арбитражном процессуальном законе.

Если обратиться к правилам при рассмотрении дела в первой инстанции, то очевидно, что суд первой инстанции принимает или не принимает исковое заявление, может оставить его без движения. Но ключевая фраза в процессуальном законе, регулирующем процедуру выдачи исполнительного документа на принудительное исполнение решения третейского суда или его отмены заключается в том, что все производство ведётся с учётом особенностей главы этого процессуального закона, тоесть в нашем случае,-главы 47 ГПК РФ.

Определение о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, принимаемое в порядке ст. 427 ГПК РФ является окончательным итоговым актом, разрешает вопросы поставленные заявителем перед судом, также как это разрешает суд, принимая решение.

Смысл статьи 427 ГПК РФ равен ст. 194-199 ГПК РФ в совокупности.

Так зачем же суды, в Определении, принимаемом в порядке ст. 427 ГПК РФ, вписывают ст. 224 ГПК РФ указывая, что руководствуются ей?

Это от непонимания того, что они делают. К сожалению, никакого другого объяснения просто нет.

В большинстве случаев, а об обратном можно предположить лишь в теории, суд при разрешении вопроса о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение арбитражного решения, не назначает экспертизы и не выносит никаких промежуточных Определений, которые суд выносит, в порядке ст. ст. 224, 225 ГПК РФ.

Таким образом, при принятии заявления о выдаче исполнительного листа к своему производству, суд руководствуется другими нормами, нежели ст. 224 ГПК РФ, а именно ст. ст. 134-136 ГПК РФ.

Получается, что суд, не назначавший экспертизу, не вызывавший свидетеля, не запрашивающий даже для себя какую либо информацию и принимающий Определение в порядке ст. 427 ГПК РФ пытаясь руководствоваться неприменимой нормой права, и не понимает сути того, что он делает.

Так в чём же проблема?

А проблема в том, что суды порой именно от этого непонимания, пытаются в производстве, которое достаточно чётко прописано в главе 47 ГПК РФ применять нормы, совсем не применимые в этом производстве.

Следует обратить внимание коллег, читателей и всех интересующихся этой тематикой, что порядок производства, предусмотренный главой VII ГПК РФ, также не применим, при рассмотрении заявления, подаваемого в суд в порядке ст. 423 ГПК РФ, как не применимы нормы ст. ст. 224, 225 ГПК РФ.

Ну и последнее, что хотелось бы написать.

Даже неправильное применение норм материального права третейским судом не является основанием к отказу в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, так как основания для отказа в его выдаче чётко определены в ст. 426 ГПК РФ и ст. 239 АПК РФ.

726

Наш Адрес

  • 398001, г. Липецк,
  • ул. Советская, д. 34, каб. 7, правый подъезд, третий этаж

Телефоны

  • +7 (906) 592 39 11

Время работы

  • Пн-Пт: 09:00-18:00
  • Сб-Вс: выходной

E-Mail

  • Третейский суд :: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.